Святая Терра

0

И примешь ты смерть от коня своего

Подсмотрено в сети. Интересные наблюдения Архетипа.

Нельзя не обратить внимание на множество однотипных историй по всей Европе. Вчера попалась история про рыцаря: В легенде о Роберте де Шурланде говорится, что однажды он в приступе ярости велел закопать заживо в землю священника. Вот-вот должен был начаться судебный процесс по обвинению в убийстве священника, но в это время случилось так, что король путешествовал по реке на корабле, который в один из тихих ясных дней проплывал мимо острова Шеппи. Сэр Роберт воспользовался случаем, поплыл на коне к кораблю и сумел вымолить у короля прощение. Эдуард, видимо, вспомнил прошлые заслуги сэра Роберта и удивился смелому поступку рыцаря, за что и даровал прощение. Потом сэр Роберт на коне снова поплыл к берегу. Когда рыцарь спешился, какая то колдунья напророчила, что любимый конь станет однажды причиной его смерти. Сэр Роберт выхватил меч и убил коня, чтобы пророчество не исполнилось. Труп лошади был оставлен на берегу, и много лет белевшие на песке кости овевали ветры и омывали дожди. Однажды сэр Роберт прогуливался с другом по берегу реки. Они проходили мимо скелета и сэр Роберт, смеясь, рассказал другу о пророчестве. Рассказывая он пнул ногой череп, но осколок кости пробил сапог и вонзился в ногу. Рана загноилась и старый рыцарь умер от заражения крови. Так сбылось прорчество колдуньи (Эварт Окшотт «Рыцарь и его замок»)

 

А вот из Уэльса сказ: «В Пентесгине, что на острове Англси, жили богатые супруги с единственным сыном. Один мудрец предсказал, что причиной смерти мальчика станет гвибер, который поселится в их землях (гвибер gwiber , дракон, змей). Испуганные родители отслали сына подальше от опасностит, в самое сердце Англси. Однажды в Пентесгине действительно объявился гвибер, но все тот же мудрец сумел его погубить, вырыв яму и положив в нее полированный медный сосуд, ярко блестевший на солнце. Блеск привлек внимание гвибера и пчему то так разозлил его, что тот яростно бросался на сосуд до тех пор, пока не свалился без сил, после чего местные крестьяне. Тогда все решили,что опасность миновала, и сын вернулся домой. Приехав в вродные края, он в первую очередь захотел взглянуть на тело убитого змея. Могилу змея раскопали и глазам юноши предстал разлагающийся труп.
-Так это ты хотел меня убить?- промолвил он и с размаху пнул череп гвибера. К несчастью, башмаки его были тонкими, а пинок – сильным, так что острая кость змея пронзила его ногу и отравила кровь. Юноша умер в муках.» /Мифы и магия индоевропейцев №9, 2000 г./
            В Германии есть легенда про некоего Гакельберга и кабана. В безымянном источнике который я нашел давно в юности в Публичке (ну, не записал откуда!) написано так: «Вотан в образе некоего Гакельберга бился на охоте со страшным кабаном и поразил его. Выказывая победу он пнул зверя ногой в морду, сказав «Рази, если можешь!». При неосторожном ударе клык пробил ногу и Вотан умер». Подробности к этому странноватому сказу отыскал только сейчас в форуме Бестиария.
Нижнесаксонская легенда говорит, что Hans von Hackelnberg был главным ловчим у герцога Брюнсвика и могучим дровосеком (?). Он умер в 1521 году (иногда говорят, что родился в этом году, а умер в 1581), Landau’s Jagd 190. Его могила находится в трёх лигах от Гослара, в саду постоялого двора называемого Klepperkrug. Одной ночью ему приснился кошмар. Ему казалось, что он борется с ужасным медведем и наконец терпит поражение. Вскоре поле этого он действительно встречает зверя и побеждает его после изнурительной борьбы. Радуясь своей победе, он пнул медведя, крича «А теперь рань меня, если сможешь!». Но он ударил медведя с такой силой, что клык того разрезал его сапог и поранил ногу. Сначала он не беспокоился о своей ране, но она вспухла настолько сильно, что сапог пришлось снимать, разрезав его, после чего пришла быстрая смерть. Говорят, что он похороненен в Wülperode возле Хорнбурга. Этот Хакельнберг несётся в бурю и дождь с повозкой, лошадьми и собаками через Тюрингский лес в Гарце , особенно через Хакель (лес между Хальберштадтом, Гронингеном и Деренбургом conf. Praet. welbt. 1, 88). В минуту смерти он и слышать не хотел о рае, а на увещевания священника ответил: «Господу оставьте его небеса, а мне -– мою охоту», на что священнослужитель ответил: «Так охоться же до Судного дня» и это в силе по сегодняшний день. Визг и лай собак издалека предупреждает о его появлении, а перед его появлением летает полуночник, которого люди называют Tutosel. Путешественники, когда он пересекает их путь, падают лицом вниз и дают ему проехать.
А вот про Олега и Одда из Википедии как пишут.
Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. По киевской версии  его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская летопись помещает его могилу в Ладоге, но также говорит, что он ушёл «за море». В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня, и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, которая смертельно ужалила князя.
Эта легенда находит параллели в исландской со викинге Орваре Одде, который также был смертельно ужален на могиле любимого коня. Неизвестно, стала ли сага поводом для изобретения русской легенды об Олеге, или, напротив, обстоятельства гибели Олега послужили материалом для саги. Однако, если Олег является историческим персонажем, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе каких-то устных преданий не ранее XIII века. Вот как погиб Орвар Одд:
«И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. „Что это было, обо что я ударился ногой?“ Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро. От этого укуса так ослабел Одд, что им пришлось помогать ему идти к берегу, и когда он пришел туда, сказал он; „Вам следует теперь поехать и вырубить мне каменный гроб, а кто-то пусть останется здесь сидеть подле меня и запишет тот рассказ, который я сложу о деяниях своих и жизни“. После этого принялся он слагать рассказ, а они стали записывать на дощечке…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *