Святая Терра

0

Теория Сатурна

 (The Saturn Theory by Ev Cochrane)

Теория Сатурна (в дальнейшем ТС), основываясь на древних мифах, предлагает совершенно иной подход к современному пониманию истории солнечной системы. Коротко говоря, эта теория утверждает, что соседние нам планеты лишь недавно приобрели устойчивые, существующие на данный момент орбиты, ранее Земля была притянута в уникальную планетарную систему вместе с Сатурном, Венерой и Марсом. Землянин поднимал глаза к небу, где его взору представала божественная картина, внушающая благоговейный трепет.

В сердце небес – огромный газовый гигант Сатурн, восходящий на северной вершине мировой оси, с Венерой и Марсом расположенными по его центру как два соосных шара (см. рис. 1 где Венера зеленый шар, Марс – красный шар). ТС утверждает, что древняя мифология и религия – основные атрибуты цивилизации – неразрывно связаны с феноменом и развитием этой уникальной группы планет.  

Рис. 1

  Каким же образом возможно доказать это экстраординарное утверждение? Считается, что экстраординарное утверждение должно базироваться на исключительной системе доказательств. Я полагаю ТС в состоянии ответить на ключевые вопросы, но само собой разумеется, что обсуждение всевозможных линий доказательств, указывающих на полярную конфигурацию планет потребует написать несколько томов для того чтобы привести полностью убеждающие аргументы. В этом кратком обзоре я могу предложить не более чем ограниченную выборку важных доказательств.

  Если на то пошло, то ТС наоборот сталкивается с обилием доказательств, поддерживающих ее основные положения. Ранние описания «солнца» и различных планет в Месопотамии  и других регионах свидетельствуют о том, что они занимали «невозможные» небесные позиции и траектории, несоответствующие астрономической реальности (в сегодняшнем понимании). Например, считалось, что древний бог солнца «восходил» и «восседал» на одной и той же священной горе. Планета Венера изображалась как неподвижная в «сердце небес» или внутри растущего Сина.*  Марс был главным виновником в затмении древнего бога солнца. Исходя из настоящего порядка в солнечной системе, ни один из данных сценариев, реконструированных сатурнистами в соответствии с историей планетных конфигураций, невозможен.

  Свидетельства мифологии и фольклора недвусмысленно говорят об этих планетах, однажды радикально изменивших свои орбиты и гибели, идущей с небес, однако, за исключением Великовского**, этим свидетельствам не придали должного значения и подвергли остракизму. Так во множестве культур  найдены свидетельства о временах, когда другие солнца царили в небесах. Это верование особенно преобладало в Новом Свете: «Идея о том, что солнце не вечно существовало, разделялось прочими индейскими племенами настолько широко, что данные верования считаются возникшими задолго до развитых американских культур».

  Книга Пополь-Вух, которою еще называют «Библией цивилизации майя» рассказывает о том же. Предыдущие «солнца» описаны так: «Подобно человеку было солнце, когда оно показало себя… Оно показалось, когда родилось и подобно зеркалу оставалось неподвижным в небесах. Конечно в этой старой легенде не то самое солнце, которое мы видим сегодня». 

  Одинаково распространенными являются традиции сообщающие об огромном чудовище, некогда заслонившем солнце и поставившем мироздание на грань уничтожения. Многие культуры сохранили память об ужасающих временах, когда Венера была подобна комете или когда на небе царило впечатляющее соединение планет. Такие традиции могут быть системно подтверждены на основе анализа передаваемых от одной культуры к другой схожих по структуре деталей, верный признак того, что они являлись продуктом вдохновения от  впечатляющих небесных событий, а не плодом воображения.

  В дополнение к удивительно подробным и согласующимся свидетельствам древних мифов и фольклора, художественные памятники прошлого дают неоспоримые доказательства, того что упоминаемые нами планеты лишь недавно радикально изменили свои орбиты. Рассмотрим для примера три изображения на рисунке номер два. Как я уже утверждал, подобные изображения распространены в доисторическом наскальном искусстве на всех заселенных континентах. До настоящего времени практически всеми ведущими специалистами по древнему искусству и религии данные рисунки были интерпретированы как изображения солнца, пренебрегших тем, что они не имели очевидного сходства с современным солнечным шаром.

Рис. 2

Следует обратить внимание, на то что древний бог солнца изображался почти в одинаковом стиле, начиная с ранних цивилизаций Египта и Месопотамии. Например, на рисунке три показана аккадская печать, на которой диск Шамаша, (бог солнца в вавилонской и ассирийской мифологии – прим. переводчика)   представлен в качестве объекта подобного глазу, такого же, как и первое изображение на рисунке два. На рисунке четыре продемонстрирован диск Шамаша в качестве восьмиконечной звезды или колеса. Рисунок пять показывает диск Шамаша восьмилепестковым цветком. Различные иные варианты на эту тему могут иметь место, но все они не согласуются с  видом современного солнечного шара.

 Рис. 3 

Рис. 4

 

Рис. 5

 Именно в данном вопросе перед исследователем стоит теоретическая дилемма, успешное решение которой обещает раскрыть тайны нашей древней истории. Если некто предпочитает выбросить из головы совокупность специфических и последовательных образов, ассоциирующихся с этими древними изображениями солнца как продукт фантазии (типичный подход в среде историков искусств), он заодно вынужден будет отклонить и широко распространенные сведения о существовании иных солнц древних времен.

 

Такой подход близорук, ввиду того что не принимает во внимание свидетельств наших предков и во всяком случае служит причиной непрозорливого взгляда на происхождение древнего символизма и мифа. Кроме того, подобная альтернатива равным образом невероятна, ибо она принимает неоднократно повторяющиеся изображения за точные рисунки древнего «солнца», хотя и не похожего по своей сущности и внешнему виду на современное светило. Как ни странно, но на первый взгляд эта возможность представляется значительной, чтобы говорить в свою пользу. Древний вавилонянин осмотрительно отличал Шамаша, идентифицированного как бога-«солнце» с далекой планеты Сатурн  от нашего солнца. Именно этот малоизвестный факт привел Великовского к мысли о том, что возможно прежде Сатурн играл более важную роль  и даже выступал в качестве солнца для своего спутника Земли. Проницательность Великовского послужила теоретической основой для последующих научных исследований Talbott, Cardona, Rose, Tresman, Newgrosh и других, пошедших вслед легендам о том, что некогда Сатурн господствовал в небесах и принявших во внимание, приводящий в замешательство факт присутствия данной планеты в древнейшем пантеоне богов.

  ТС подтверждается изображениями планеты Венеры в древнем искусстве . Непосредственная интерпретация различных образов «солнечного диска» представлено на рисунке два: 1-ое изображение в качестве «глаза», 2-ое в качестве колеса с восемью спицами и 3-е как восьмилепестковый цветок. Сегодня поражает следующее обстоятельство: Венера прочно ассоциируется от одной древней культуры к другой с данными образами. Шумеры, например, представляли Венеру (Инанну)* как глазастую богиню, восьмиконечную звезду, восьмилепестковый цветок или розетку. Рассмотрим фигурку на рисунке шесть, одну из многих обнаруженных при раскопках MaxMallowan в районе храма Инанны в Уруке. Подобные глазастые богини были найдены по всему древнему миру от неолитической Европы до Индии. На рисунке семь показана древняя цилиндрическая  печать джемдет-насрского периода (ок. 3000 лет до н.э.), на которой Инанна изображается как глазастая богиня вместе с хорошо знакомыми  восьмилепестковыми розетками.

Рис. 6

Рис. 7

  Такие изображения занимают видное место в священной иконографии аккадской Иштар.** Итак, на восьмом рисунке показана Иштар/Венера с колесом о восьми спицах, а на рисунке девять Иштар/Венера изображена вместе с восьмиконечной звездой. На рисунке десять Иштар в сочетании с розетковидной звездой. То обстоятельство, что Венера в Месоамерике, где наблюдение и поклонение небесным телам обрело форму мании, ассоциировалась с теми же символами, решительно доказывает: начало этих изображений кроется в древнем поведении планет. Этот вывод подтверждается наличием одинаковых эпитетов Венеры в несвязанных между собой культурах австралийских аборигенов, индейцев майя, полинезийцев, таких как «Великий глаз», «Великая звезда» и «светящийся глаз».

Рис. 8

 

Рис. 9

Рис. 10

  Каким образом мы объясним курьез, когда символы, с которыми отождествляется Венера, схожи по внешнему виду с «изображениями солнца»? Конечно, не стоит обращаться к современному состоянию солнечной системы, в которой Венера даже смутно не напоминает «глаз», «восьмиконечную звезду» или «цветок». Тем не менее, если Венеру только что взошедшую наложить на фон Сатурна/Шамаша, согласно моей и D. Talbott реконструкции, то роль «глаза» на рисунке один становится объяснимой. Далее конфигурация планеты изменялась, Венера принявшая свет излучаемый источником, распространяла лучи по всему лицу древнего бога-солнца (см. рис. 11). Это также отражено в двух последних символах рисунка два и в интерпретации Венеры как «звезды» и «светящегося цветка».

Рис. 11

Планеты в древних традициях.

  На рубеже веков считалось, что центральными темами самых древних мифов были: Сотворение Вселенной, Потоп, Золотой век, Битва со Змеем и т.д., все натуралистические мифы описывали стереотипное поведение двух главных небесных тел, обычно в аллегорической или евгемерической форме.[1] ТС приходит к весьма сходному умозаключению, с одной важной оговоркой – некогда планеты царили на небосклоне, и древнее сознание предпочитало их, чем современное солнце и луну.)

  Эти древнейшие боги и мифические персонажи небесной природы легко обнаруживаемы. Шумерская Инанна явно отождествлялась с Венерой уже на заре исторического периода (ок 3300 лет до н.э.), что может быть доказательством нашей точки зрения и образцом для сравнительного анализа. Фактически в любой древней культуре присутствует характерная черта – богиня сходная с Инанной, хотя её ассоциация с Венерой не всегда зафиксирована. Индейцы американских Великих равнин Скиди-Пауни, например, прославляли чудесные деяния первобытной богини cu-piritta-ka* идентифицированную как Венера.[2] Известен её союз с богом-воином u-pirikucu, тождественный Марсу, их союз положил начало Творению:

  «Второй, которую Тиравахат поместил на небеса была Вечерняя Звезда, известная белым людям как Венера… Она была красива. Говоря и взмахивая руками она могла творить чудеса. Через эту звезду и  Утреннюю Звезду (Марс) были созданы все вещи. Она мать Скири».*[3] Как гласят традиции Скиди: Марс играл важную роль в их древних мифах и религии. Везде, куда ни посмотри, красной планете придавалась сверхъестественная власть не пропорциональная её нынешнему скромному виду. Шумерский бог войны Нергал изначально ассоциировался с Марсом, основной фигурой компаративистского анализа. Так в любом уголке мира можно найти богов войны и героев многие характеристики, которых будут общими с шумерским Нергалом, включая и поразительные специфические свойства.[4] Тем не менее, возьмем один сюжет из сотен доступных мифов: Макиритаре индейцы амазонских тропических лесов рассказывают о временах, когда герой Ахима приравненный к красной планете взбирался по гигантской лестнице на небо.[5] Очень похожая история была связана с Нергалом в древней Месопатамии,[6] из чего можно предположить, что этот мифологический сюжет возник из объективных исторических событий, касающихся Марса.[7] Удовлетворительное объяснение этого сюжета можно тщетно искать в современном состоянии солнечной системы, где не найти небесной лестницы. Неолитическая наскальная живопись, однако, предлагает бесчисленные примеры лестницеобразного отростка, тянущегося от древнего бога солнца, тем самым дополняя и помогая разъяснить универсальный миф о светящейся лестнице ведущей на небеса (см. рис. 12).

Рис. 12

  Таким образом, возможно лестница в небо представляет собой появление древнего бога солнца во время определенной фазы полярной конфигурации.

К науке о мифологии.

  С целью развития строгой методологии изучения мифов, сатурнисты предлагают ряд основополагающих принципов, важных для исследователей пытающихся открыть истинное значение и послание мифологических традиций.                  

  Во-первых, пожалуй, главное положение: древний миф представляет собой бесценный и в целом, надежный источник для реконструкции действительной истории нашей солнечной системы. Не принимающиеся на веру основные открытия ТС получены десятками обширных исследований древних мифов и могут быть доказаны при помощи обычных логических методов. 

  Второй фундаментальный принцип акцентирован на сравнительном подходе. Проще говоря, взятые автономно, изолированно миф или первичные культурные институты не могут быть полностью поняты. Египетский миф, взятый отдельно, по сути, непонятен без анализа сюжетов и мотивов древней Месопотамии и Нового Света, которые добавляют недостающее звено в восстановление ранних астрономических традиций, всюду, в том числе и в самом Египте, утерянных (идентификация Гора с Утренней Звездой и Марсом замечательное исключение по смыслу и форме, близким к аналогичным традициям Пауни). Отождествление Хатхор с «Глазом Ра», например, может быть понято только со ссылкой на широкораспространенное представление о Венере как о некогда имевшей форму главного ока бога солнца. Заметим, что имя Хатхор, которое означает «дом Гора»,[8] в полной мере отражает суть отношений Венеры и Марса, как проиллюстрировано на рисунке номер один. Планета-богиня Хатхор/Венера буквально встроена в Гора/Марса воителя. Неудивительно с точки зрения представленной реконструкции, что в египетских Текстах Пирамид и Саркофагов заклинают мертвого царя как Гора подняться по мистической небесной лестнице, чтобы присоединиться к Ра и править во дворце Хатхор на небесах: «Я Гор; дай мне лестницу, которую ты дал моему отцу, чтобы я мог подняться на небо и проводи меня [Ра]…».

  Третий основной принцип ТС – древний миф и ритуал обычно являются памятью о драматических событиях, свидетелями которых были люди. Если  миф представляет собой творческую интерпретацию травмировавших сознание небесных явлений в псевдоисторический период – всемирный потоп, сексуальный акт между воином-героем и прекрасной богиней – то ритуал возник как целенаправленная и в высшей степени сознательная попытка восстановить роковые события обсуждаемой темы. Восхождение Марса по небесной лестнице, к примеру, было инсценировано в бесчисленном множестве сакральных обрядов по всему древнему миру.[10] Смысл архетипического ритуала священного брака, подтвержденного еще на заре истории в Месопотамии, заключался в почитании союза царя с Инанной (планетой Венера). Источником вдохновения для этого эксцентричного обряда, как я уже предположил, было впечатляющее соединение планет Венеры и Марса в доисторические времена.

  Четвертый основной принцип ТС состоит в том, что исторические доказательства вместе с последовательными (или широкораспространенными) свидетельствами заслуживают доверия априори, даже если имеющееся под рукой объяснение таких свидетельств не представляется очевидным или противоречит мнению науки. В предисловии к книге «Миры в столкновении» Великовский наставляет: «Если же порой исторические свидетельства не согласуются с установленными законами, то следует помнить, что закон есть дедукция опыта и эксперимента, и следовательно, законы должны сообразовываться с историческими фактами, а не наоборот».

  В качестве аналога в данном случае можно привести известные дебаты по поводу того, что камни (метеориты) падают с неба, точнее отрицание этого факта некоторыми лучшими умами XVIII-XIX веков. Ранее отклоненные как слишком нелепые, случаи падения метеоритов на Землю, хорошо известные еще древним шумерам, достойны серьезного обсуждения. В течение нескольких тысячелетий практически забытые эти знания теперь стали общеизвестными среди школьников во всем мире. В равной степени уроки, извлеченные из продолжающейся дискуссии о возможности того, что камни марсианской породы каким-то образом добрались до Земли, страстно отвергались некоторыми ведущими специалистами до недавнего времени (ок. 1987г.). Вероятный триумф гипотезы марсианского метеорита еще один классический пример того, как передовые парадигмы Научной Эры тотчас опрокидываются рядом аномальных находок.[13] Такие примеры можно приводить ad infinitum.* Наука в большой степени как и религия оказывается негибкой в этом отношении: Что у одного поколения считается невозможным и фантастичным может быть принятым и удачно подойти будущим поколениям, необременённым прежними предрассудками.

  Пятый основной принцип ТС предлагает рассматривать повторяющиеся аномалии в древних мифах и традиции как ключ к отысканию истины.  Безусловно, маловероятно, что одна культура могла изобрести традиции, в которых огнедышащий дракон (или ведьма) однажды угрожал затмить древнего бога солнца. Однако, когда находишь один и тот же весьма неправдоподобный мотив переходящий от одной культуры к другой, логика подсказывает что перед тобой нечто иное нежели фантазия и «заболеваемость» данной темой, и коренной пересмотр наших основных предположений о древних традициях может быть состоятелен.

  Шестой центральный принцип ТС в утверждении того, что история и изменение полярных конфигураций планет имеет ничуть не меньшее значение, чем история богов. «Рождение» героя-воителя, воинственная ярость богини-матери, смерть или затмение первобытного бога-солнце и тысячи других тем – все они вдохновлены эффектными событиями, связанными с изменениями в полярных конфигурациях планет.

  Седьмой базисный принцип ТС говорит о том, что будущие открытия в геологии и геоморфологии соответствующих планет смогут либо подтвердить, либо опровергнуть представленную модель. Само собой разумеется, что экстраординарные события, описанные здесь, имевшие место в реальности, оставили неизгладимый след на планетах, участвовавших в полярных конфигурациях. Ожидается, что некоторые явные признаки участия планет в таковых конфигурациях могут оказаться необъяснимыми, если не невозможными для объяснения любой другой моделью.

Фундаментальный недостаток Теории Сатурна.

  Наиболее очевидным противоречием в ТС является её несовместимость с общепринятой астрофизикой. Это, несомненно, важное противоречие заслуживает пристального внимания и в конечном счете правомерного ответа идеального в терминах, предлагающего жизнеспособную физическую модель для полярных конфигураций. Хотя многообещающие шаги в направлении создания жизнеспособной физической модели были сделаны (модели Thornhill и Peratt, например), но еще много работы в данной области предстоит сделать, предпочтительно учеными в необходимых отраслях астрономии, физики и механики. Лично я остаюсь уверен в том, что ответ будет найден, хотя бы по той причине, что крайне маловероятно, чтобы теория с таким огромным количеством исторических доказательств оказалась совершенно иллюзорной.

 

  Если история науки учит нас чему-нибудь, то найдется достаточно прецедентов для того чтобы отложить на время авторитетное решение по данному тезису, удачно подтверждающемуся доказательствами, но лишенного жизнеспособной физической модели. Теория эволюции Чарльза Дарвина стала особенно известным печальным примером напора упреков в отсутствии жизнеспособной модели наследственности, которая могла бы пояснить, как столь необходимые генетические изменения происходят, закрепляются и становятся устойчивыми      (а не комбинированными как в более ранних моделях наследственности). Уже к тому времени у Дарвина было изобилие доказательств эволюции – как еще мы истолкуем тот факт, что у современных китов встречаются рудименты задних конечностей и таза? – но  тогда жизнеспособной модели наследственности не было под рукой, не говоря уже о химической теории для генетической мутации или эмбриональной дифференциации. Даже сегодня, более чем сто лет спустя, многие фундаментальные вопросы биохимических механизмов эволюции остаются без ответа. Мы еще не совсем понимаем, как различные типы живых организмов оказались успешными, тогда как другие исчезли. Между тем, несмотря на то, что пока современная биология ждет разрешения этих воистину трудных и важных загадок, неосведомленный ученый может сомневаться в исторической реальности свершившейся биологической эволюции. Вопрос в том, каким образом развивалась жизнь, и каковы средства эволюции? Аналогичная ситуация, на мой взгляд, и с ТС. В нашей теории слишком много однозначных исторических доказательств, того что некоторые планеты некогда, находившиеся в полярной конфигурации, претерпели разрушительные изменения вместе с внутренней областью солнечной системы. Вопрос в том, каким образом мы должны понимать эти бурные события с точки зрения физики?

 перевод https://ozz-white-wolf.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *